Противоположность между городом и деревней
 
а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я
 

Противоположность между городом и деревней

Противоположность между городом и деревней, антагонистические противоречия между городом и деревней, присущие всем классово антагонистическим общественно-экономическим формациям и находящие выражение в уровне развития производительных сил, образования, науки, культуры, быта. П. м. г. и д. возникла с появлением города как результата развития производительных сил и общественного разделения труда и развивалась по мере «отщепления» от земледелия (с. хозяйства) всё новых отраслей производства, концентрирующихся в городах. Содержание П. м. г. и д. существенно меняется с развитием общества, равно как и социально-экономическое содержание противоположных подсистем — города и деревни. Однако всегда П. м. г. и д. — это противоположность между господствующими классами города и трудящимися деревни, между господствующими классами города и деревни, между господствующими классами деревни и трудящимися города.

загрузка...

  История П. м. г. и д. — это история подчинения и эксплуатации деревни городом. Уже в средние века «... город повсюду и без исключения эксплуатирует деревню экономически своими монопольными ценами, своей системой налогов, своим цеховым строем, своим прямым купеческим обманом и своим ростовщичеством», хотя деревня в то время «... эксплуатирует город политически повсюду, где феодализм не был сломлен исключительным развитием городов, как в Италии...» (Маркс К., в книге: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 25, ч. 2, с. 365).

  Полного развития П. м. г. и д. достигает в условиях капитализма, когда город подчиняет деревню во всех отношениях — экономическом, политическом, культурном. Капиталистические отношения в деревне развиваются под громадным, решающим воздействием города. История развития капитализма — это и история урбанизации. Хотя роль городов в истории человечества весьма значительна со времён античности, их доля в населении мира 19 в. была ничтожной. В 1800 горожане составляли всего 3% населения мира, в то время как к 1900 — уже 14%. Город растет за счёт деревни, городское население — за счет сельского. «По самой своей природе капиталистический способ производства постоянно уменьшает земледельческое население сравнительно неземледельческим, так как в промышленности... возрастание постоянного капитала за счет переменного связано с абсолютным возрастанием переменного капитала, несмотря на его относительное уменьшение. Наоборот, в земледелии переменный капитал, требуемый для обработки данного участка земли, уменьшается абсолютно; следовательно, возрастание переменного капитала возможно лишь тогда, когда подвергается обработке новая земля, а это опять-таки предполагает еще большее возрастание неземледельческого населения» (Маркс К., там же, с. 187; см.(смотри) также В. И. Ленин, Полное собрание соч.(сочинение), 5 изд., т. 3, с. 24—25). Разного рода стеснения свободы капиталистического развития в интересах ранее господствовавших земельных собственников, пережитки феодализма, препятствующие росту городов, преодолеваются городской буржуазией путём переноса своей промышленной деятельности в деревню. По выражению В. И. Ленина, «мужика не пускают на фабрику, — фабрика идет к мужику» (там же, с. 524).

  Капиталистическое развитие ведёт к концентрации богатства и культуры в городах, нищеты и невежества в деревне. «Города все более и более эксплуатируют деревни, отнимая лучшие рабочие силы у сельских хозяев, высасывая все большую долю богатства, производимого населением...» (Ленин В. И., там же, т. 4, с. 91).

  Идея ликвидации П. м. г. и д. была выдвинута социалистами-утопистами и получила научное обоснование в марксистско-ленинской теории. Уничтожение П. м. г. и д. — программное требование научного коммунизма. «... Решительное признание прогрессивности больших городов в капиталистическом обществе нисколько не мешает нам включать в свой идеал... уничтожение противоположности между городом и деревней... Это необходимо для того, чтобы сделать эти сокровища (науки и искусства.— Ред.) доступными всему народу, чтобы уничтожить отчужденность от культуры миллионов деревенского населения...» (там же, т. 5, с. 150).

  В современных условиях П. м. г. и д. зависит от социально-экономического строя и уровня развития разных стран.

  В развитых капиталистических странах П. м. г. и д. сохранилась, однако формы её изменились. Доля деревни в населении и производстве резко снизилась. Деревня стала преимущественно несельскохозяйственной (занятые в сельском хозяйстве составляют меньшинство даже среди сельских жителей). В наиболее урбанизированных странах Европы и Америки, а также в Австралии в начале 70-х гг. доля сельского населения во всём населении составляла менее 20—30% (ФРГ, Австралия); доля с.-х.(сельскохозяйственный) самодеятельного населения во всём самодеятельном населении составляла: в Великобритании 4%, Нидерландах 8%, США 6%, Канаде 8% и т.д. Уровень образования, быт и образ жизни сельских жителей существенно приблизились к городскому. Техника, технология и организация с.-х.(сельскохозяйственный) производства подверглись резкому преобразованию на базе научно-технического прогресса. Деревня стала последовательно капиталистической с преимущественным товарным производством. Однако в принципе неизменной осталась эксплуатация деревни городом и существенное отставание деревни по уровню материальной и особенно культурной жизни.

  Доходы с.-х.(сельскохозяйственный) населения существенно ниже, чем несельскохозяйственного. Так, среднегодовая заработная плата с.-х.(сельскохозяйственный) рабочего в Италии в 1970 составила всего 39% к средней зарплате рабочего в несельскохозяйственных отраслях, в Японии — 50%, в ФРГ(Федеративная Республика Германии) — 60—70%. Для современного сельского хозяйства развитых капиталистических стран характерна жестокая конкуренция, разорение мелких сельских хозяев, уменьшение числа хозяйств. Правительства ряда капиталистических стран с исторически сложившимся мелким землевладением проводят политику капиталистической рационализации сельского хозяйства, ликвидации мелких хозяйств (Франция, ФРГ(Федеративная Республика Германии)). Производители сельскохозяйственной продукции подвергаются эксплуатации со стороны монополий и буржуазного государства (с помощью неэквивалентного обмена, налогов и др.).

  В развивающихся странах, идущих по капиталистическому пути, П. м. г. и д. ближе всего к её типу, исследованному основоположниками марксизма-ленинизма. Существенная особенность многих из этих стран — «сверхурбанизация», т. е. избыточный рост городского населения (в сравнении с возможностями занятости) за счёт притока сельского населения. Это явление обычно сочетается с аграрным перенаселением.

  Победа социализма приводит к ликвидации П. м. г. и д. и создаёт условия для преодоления существенных различий между ними. Процессы всестороннего сближения города и села происходят во всех странах мировой социалистической системы. Наиболее богат в этом отношении опыт первой страны социализма — СССР, где П. м. г. и д. уничтожена, однако сохранились существенные различия между ними: в социально-классовой структуре, уровне доходов и материального благосостояния, в быте и культуре.

  Для СССР начиная с 1-й пятилетки (1929—32) характерна очень быстрая урбанизация, неразрывно связанная с индустриализацией страны. Доля горожан во всём населении увеличилась с 18% в 1926 до 33% в 1939, 48% в 1959, 56% в 1970 и 60% в 1974. Темпы урбанизации в СССР были существенно выше, чем в развитых капиталистических странах.

  Происходит также распространение и развитие в деревне промышленного труда, городских форм быта и культуры, вытесняющих традиционный сельский образ жизни. Магистральный путь развития сельского хозяйства, намеченный в разработанной КПСС аграрной политике, состоит в его специализации и концентрации, а также межхозяйственной кооперации. Характерной чертой является создание аграрно-индустриальных комплексов. Осуществляется быстрое сближение двух форм социалистической собственности — государственной и колхозно-кооперативной. Важнейшую роль в преодолении П. м. г. и д. и всестороннем подъёме деревни играет рабочий класс.

  Принципиальное значение в ликвидации противоречий между городом и деревней имела коллективизация сельского хозяйства, на основе которой был уничтожен последний эксплуататорский класс — кулачество. Крупные сдвиги в сближении города и деревни произошли в 60—70-е гг. Изменилась социально-классовая структура: значительно возросла доля рабочих и служащих и уменьшилась доля колхозников. Если в 1959 рабочие составляли 29% в занятом сельском населении, то в 1970— 46%; доля колхозников среди занятого сельского населения к 1970 снизилась до 39%; только в шести союзных республиках (УССР, Узбекская ССР, Грузинская ССР, Молдавская ССР, Таджикская ССР и Туркменская ССР) эта доля превышала половину. Произошло значительное сближение социально-экономического положения колхозников и рабочих. Оплата труда в колхозах в 1965 была перестроена и приблизилась по размерам к оплате труда в совхозах, причём в государственном секторе сельского хозяйства она росла быстрее, чем во всех др. отраслях народного хозяйства. Введено пенсионное обеспечение и социальное страхование колхозников. Деревня существенно сблизилась с городом по образовательному и культурному уровню населения. Введение всеобщего среднего образования позволит выровнять уровень образования всей молодёжи страны. Большая работа проводится по преобразованию жилого хозяйства села и быта сельского населения.

  Однако во всех этих областях продолжают существовать и различия между городом и деревней, преодоление которых требует длительного времени. Кроме того, существуют некоторые естественные отличия деревни от города (использование земли как основного средства производства в сельском хозяйстве, сезонность работ, некоторые черты образа жизни и т.д.). Важное социально-экономическое отличие современной советской деревни от города — в существовании в деревне личного подсобного хозяйства, имеющего большое значение в доходах сельской семьи. Его изживание определяется уровнем развития обобществленного сельского хозяйства, его механизации, степенью обеспечения потребностей сельского населения продовольствием за счёт общественного производства.

  Как подчёркнуто в Программе КПСС, «ликвидация социально-экономических и культурно-бытовых различий между городом и деревней явится одним из величайших результатов строительства коммунизма» (М., 1974, с. 85).

  Лит.: Маркс К., Капитал, т. 1—3, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23—25; Ленин В. И., Развитие капитализма в России. Полное собрание соч.(сочинение), 5 изд., т. 3; его же, Рецензия. Karl Kautsky. Die Agrarfrage, там же, т. 4; его же, Аграрный вопрос и «критики Маркса», там же, т. 5; его же, Новые данные о законах развития капитализма в земледелии, там же, т. 27; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1974; Соскин С., О преодолении социально-экономических и культурно-бытовых различий между городом и деревней в период строительства коммунизма, А.-А., 1967; Яхиел Н., Город и деревня, пер.(перевод) с болг.(болгарский), М., 1968; Бодюл И., Важная социальная проблема коммунистического строительства. Преодоление существенных различий между городом и деревней в условиях МССР, Киш., 1969; его же, Экономические и социально-политические проблемы сближения города и деревни, Киш., 1972; Бойков Н. Н., Различия между городом и деревней и материальная основа их преодоления, Новосиб., 1969; Миграция сельского населения, М., 1970; Надель С. Н., Социальная структура современной капиталистической деревни, М., 1970; Арутюнян Ю. В., Социальная структура сельского населения СССР, М., 1971; Проблемы современной урбанизации, М., 1972; Урбанизация, научно-техническая революция и рабочий класс, [Сб. ст.], М., 1972; Беляев М. М., Некоторые проблемы преодоления противоположности и существенных различий между городом и деревней, Грозный, 1972; Юсупов Э., Общее и особенное в уничтожении противоположности между городом и деревней в республиках Советского Востока, Таш., 1972; Семин С. И., Преодоление социально-экономических различий между городом и деревней, М., 1973; Хахин И. Д., О преодолении существенных различий между городом и деревней, Минск, 1973.

  В. И. Переведенцев.