Деревня
 
а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я
 

Деревня

Деревня (вероятно, от др.-рус. «деру, драть» — расчищать землю от леса, распахивать целину). В узком, исторически сложившемся в русском языке значении термина — небольшое земледельческое поселение, один из видов сельских населённых пунктов; название «Д.» бытовало в Северо-Восточной Руси в 14 в. и оттуда распространилось по др. областям Средней России; другим типичным видом поселений в этих областях было село, отличавшееся от Д. главным образом большими размерами, часто наличием помещичьей усадьбы или церкви (в советское время — местонахождением сельсовета); более мелкие поселения носили названия выселков, починков, хуторов, заимок и т.д. В южных земледельческих областях Европейской России, главным образом на Дону и Кубани, крупные сельские поселения обычно назывались станицами. В горных районах у народов Северного Кавказа основным видом поселения был аул, у армян — гюх или шэн, у земледельцев Средней Азии — кишлак. Эти и др. названия крестьянских поселений в русской литературе нередко заменялись общим термином «Д.». В широком значении понятие Д. охватывает не только все виды постоянных поселений, жители которых — крестьяне, а также с.-х.(сельскохозяйственный) рабочие и др. — заняты главным образом в сельском хозяйстве, но и весь комплекс социально-экономических, культурно-бытовых и природно-географических особенностей и условий жизни Д. как социально-экономической категории, противопоставляемой городу. Все стороны жизни Д. и сама Д. как социально-экономическая категория, формирование её основных классов, в первую очередь крестьянства и отдельных его слоёв, а также и взаимоотношения с городом претерпели сильные изменения в процессе исторического развития общества и смены общественно-экономических формаций.

загрузка...

  Социально-экономическая специфика Д. определяется непосредственной связью её жителей с землёй, хозяйственным освоением территории и использованием её природных ресурсов путём направленной, преобразующей деятельности в различных отраслях сельского хозяйства. Отсюда — рассредоточение Д., сравнительно небольшие размеры сельских населённых пунктов, приспособление к природной среде по основным видам занятий, сезонной цикличности работ, расселению и многим др. сторонам жизни. Отсюда же и сравнительно небольшое разнообразие занятий, меньшая степень разделения труда и более низкий уровень коммунального и культурного обслуживания по сравнению с городом. Для Д. была характерна устойчивость образа жизни, традиций и т.п. Исторически возникавшие в Д. досоциалистических формаций формы социальной организации и управления — сельская община, сельский сход, выборный сельский староста и др. — даже в условиях внутренних классовых, социальных противоречий базировались прежде всего на взаимосвязанности в хозяйственной деятельности и совместном проживании людей в одном селении, а не на разделении труда или каких-то договорных отношениях. Основные общественные классы в Д. досоциалистических формаций определяются главным образом характером (формой) собственности на землю, а основные социальные конфликты — борьбой за изменение земельных отношений, за аграрные реформы и коренные революционные преобразования в формах земельной собственности и производственных отношений в Д., имеющие целью передачу земли в руки тех, кто на ней трудится.

  В географии и этнографии при характеристике Д. как сельских поселений отмечаются особенности их размещения на территории, т. е. тип заселения местности (например, редкоочаговый в северных приполярных районах, гнездовой в лесной зоне, скученный в земледельческой полосе и т.п.), размеры или людность селений, а также форма их пространственной организации (например, беспорядочно-кучевые Д., рядовые Д., уличные Д. и т.п.). Особо выделяются специфические сочетания типа заселения и формы поселений: так, для горных районов обычно характерен так называемый очаговый тип заселения с концентрацией поселений в горных изолированных долинах и вместе с тем — беспорядочное вертикально-ступенчатое расположение строений внутри селения.

  Особенности географического расположения селений, их планировки, особенности жилища, пищи, одежды и др. связаны с природными условиями, видами с.-х.(сельскохозяйственный) занятий и народными традициями, сильно отличающимися на различных территориях земного шара.

  Уже в первых классовых формациях возникает противоположность между городом и деревней, ликвидируемая лишь после победы социалистического способа производства. В период перехода от социализма к коммунизму происходит постепенная ликвидация существенных различий между городом и Д.

  Процент жителей Д. во всём населении земного шара в связи с развитием крупной промышленности и урбанизацией постепенно сокращается. В начале 19 в. в сельских местностях проживало 95—97% населения мира, в начале 20 в. — около 85%, на 1970 — менее 65%. Самый низкий процент сельского населения — в развитых капиталистических странах, например в Великобритании и ФРГ(Федеративная Республика Германии) — около 20%, США — около 25%, причём в это число входят люди, хотя и живущие в сельской местности, но не занимающиеся с.-х.(сельскохозяйственный) трудом. Наиболее высок процент жителей Д. в странах Азии и Африки: в Индии, например, около 80%, в Китае — свыше 80%, в Уганде, Руанде и Бурунди — около 95%. В России, по переписи 1897, доля сельского населения составляла (в современных границах СССР) 85%, в СССР на 1939—68%, на 1970—44% (с колебаниями от 35% в Эстонии до 68% в Молдавии). Во многих развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки, несмотря на сокращение доли жителей Д., их абсолютная численность продолжает возрастать; однако в ближайшие десятилетия эта картина, по-видимому, изменится. По прогнозам демографов ООН(Организация Объединённых Наций), к 2000 г. в Д. останется менее трети всего населения земного шара.

  В экономически развитых капиталистических странах в Д. отмечен повышенный процент мужчин, поскольку они выполняют основные с.-х.(сельскохозяйственный) работы. В этих странах процент женщин, уезжающих на работу в города, относительно более высокий, чем процент мужчин. В большинстве др. стран мира наблюдается миграция части мужчин из Д. в город. По переписи 1970, среди сельского населения СССР мужчины составляли 45,7%, среди городского — 46,3%. Т. к. в числе мигрантов преобладают, как правило, люди молодого и среднего возраста, то в Д. обычно имеется дефицит именно этих возрастных групп. Почти во всех странах уровень рождаемости в Д. выше, чем в городе. Семьи в Д. обычно значительно крупнее городских, во многих развивающихся странах в Д. продолжают бытовать большие неразделённые семьи. В Д., особенно экономически слаборазвитых стран, более высок, чем в городах, уровень смертности главным образом из-за менее налаженной там медицинской службы и худших санитарных условий. Браки в Д. обычно заключаются раньше, чем в городе. Однако во многих экономически развитых странах, в том числе в СССР, эти различия в естественном движении населения Д. и города невелики или имеют тенденцию к сглаживанию. Существенной особенностью Д. сравнительно с городами является и более однородный национальный (а также религиозный, расовый и прочий) состав их жителей.

  Исторический очерк. О Д. в доклассовом обществе можно говорить лишь как о территориальном объединении постоянных жилищ, исторически первом типе совместного поселения людей, возникшем с переходом от охоты-собирательства к началам земледелия и животноводства, от бродячей жизни к оседлости. После выделения кочевого скотоводства в качестве самостоятельного занятия Д. связывается преимущественно с земледелием, дополняемым животноводством, птицеводством, рыболовством, охотой и т.п. как подсобными отраслями.

  Господствовавшая в первобытном обществе родоплеменная организация отражалась и в территориальном размещении людей. Д. чаще всего представляла собой родовую общину, управляемую родовыми старейшинами. Земля являлась собственностью всех членов рода или племени, производство и потребление были коллективными. С укрупнением селений родовые группы занимали обычно отдельные части Д. Разложение родовой общины на большие и малые семьи, переход к индивидуальному хозяйству ослабляли прежний коллективизм. Однако родственные связи по-прежнему имели большое значение в жизни Д., поддерживая обычаи взаимопомощи и коллективного труда, особенно на трудоёмких работах (расчистка полей, рытьё оросительных каналов, строительство жилищ и т.д.).

  Этнографические и археологические материалы свидетельствуют о том, что на ранних стадиях развития общества Д. чаще всего представляла собой группу жилищ, расположенных вблизи водного источника. Планировка Д. была обусловлена главным образом потребностями самообороны или охраны домашних животных. Размеры Д. широко варьировали в зависимости от природных условий и характера хозяйства; в лесных зонах из-за трудности расчистки крупных площадей от леса размеры Д. были, как правило, небольшими, в степных — более значительными, чему способствовала и относительная бедность степных районов водными источниками. Для поселений древних германцев и значительной части древних славян было характерно «кучевое», бессистемное расположение домов и переулков; у галлов, живших на открытой местности, дома в больших Д. обычно вытягивались рядами вдоль рек (так называемая «рядовая» планировка). Этнографические данные свидетельствуют, что чаще всего жилища располагались по кругу (например, у народов фульбе, масаи и банту в Африке, ирокезов в Северной Америке и др.) или четырёхугольнику (крики в Северной Америке и др.) и замыкались высокими изгородями между крайними строениями или внешней оградой, например высоким частоколом. Внутренняя часть такой Д. служила загоном для скота, использовалась под огороды или для общественных надобностей; распространённые у многих народов так называемые общественные дома (для собраний соплеменников, мужских союзов и т.п.) обычно располагались именно в центре таких Д. Своеобразны свайные Д. Юго-Восточной Азии, Д. индейцев Ю.-З.(юго-запад) США — так называемые пуэбло; у индейцев Южной Америки встречались дома-Д. (малока). У минангкабау (остров Суматра) Д. окружались рвом или небольшим валом.

  Увеличение населения, особенно в районах интенсивного сельского хозяйства (орошаемого земледелия), приводило к укрупнению Д., число жителей которых могло измеряться уже тысячами человек. Однако такая Д., даже окружённая стенами, ещё не была городом. Города возникли лишь в ходе развития ремесла и торговли и отделения их от земледелия. Распространение частной собственности, рост имущественного неравенства привели к разложению первобытного общества и возникновению государства. Господствующие слои отделялись от непосредственных тружеников-земледельцев, поселяясь в городах. Существование городов было возможно только за счёт интенсивного труда эксплуатируемой Д. Эксплуатация Д. основывалась на внеэкономическом принуждении. Именно на этой основе возникает противоположность между городом и Д. «Противоположность между городом и деревней начинается с переходом от варварства к цивилизации, от племенного строя к государству, от местной ограниченности к нации и проходит через всю историю цивилизации вплоть до нашего времени...» (Маркс К., см.(смотри) Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 49—50).

  В раннеклассовых формациях жители Д. составляли подавляющее большинство населения, поэтому основные социально-экономические и культурные особенности общества во многом определялись жизнью Д. Разложение родоплеменного строя, смешение в поселениях инородных групп, распространение частной собственности приводили к замене родовой общины сельской или соседской общиной (см. Община). Во главе таких общин стояли уже не родовые старейшины, а выборные сельские старосты; особо важные вопросы решались сходом всех взрослых членов общины. В рамках такой общины могли существовать мелкие семейные общины типа сохранившейся до 19 в. южнославянской задруги. В некоторых странах (например, в Ирландии) переход на оседлость происходил в условиях уже возникшей частной собственности. Это привело к появлению малодворных Д., заселённых небольшими семейными группами.

  Господствующие классы стремились захватить общинные земли, закабалить тружеников Д. Довольно быстро этот процесс шёл в центральных областях древнеримского государства. В первые вв.(века) н. э.(наша эра) основной формой с.-х.(сельскохозяйственный) поселения здесь стало поместье, состоявшее из хозяйства самого землевладельца, которое велось трудом рабов или полусвободных арендаторов (колонов), и из «личного» хозяйства последних. Вместе с тем сохранялись свободные Д., где продолжал господствовать общинный уклад. Перестройка хозяйственного быта после вторжения сюда германцев (4—5 вв.(века) н. э.(наша эра)) привела к упадку городов и временному усилению социально-экономической роли Д., а также к тому, что в Д. усиливаются некоторые формы общины (марки), которые продолжали существовать и после того, как в Д. установилась феодальная система хозяйства. Очень стойко сохранялась община в некоторых странах Западной Европы (Англии, Норвегии) и в Восточной Европе, в том числе в России, где в раннефеодальную эпоху значительные группы крестьян не были закрепощены; то же было характерно и для многих стран Азии (Индии, Китая и др.) и Африки.

  Существенные изменения в раннеклассовых формациях претерпевает и внешний вид Д. В Д. рабовладельческой эпохи исчезли частоколы, рвы и др. оборонительные сооружения, т.к. охрана Д. от внешнего врага возлагалась на армию. Характерными чертами сельских поселений Римской империи были загородный дом рабовладельца и казармы для рабов. Для феодальной эпохи в Западной Европе типичны феодальные замки, за крепостными стенами которых в случае внешней опасности нередко укрывались и жители соседних Д. В странах Восточной Европы, где политическая система была более централизована, господские усадьбы с комплексом дворовых построек располагались чаще всего рядом с Д. Укрупнение Д., развитие хозяйства и транспорта приводили к изменению застройки Д.; всё больше распространялась рядовая или уличная планировка, широко бытовали и Д. с радиальным типом планировки, в центре которых обычно находилась площадь с храмом.

  Крестьянское хозяйство, особенно в раннем средневековье, имело натуральный характер, производство удовлетворяло потребности самого производителя и его семьи, а в случае феодальной зависимости крестьянина и потребности феодала как в пище, так и в одежде и др. предметах и орудиях личного пользования. Это способствовало развитию в Д. домашних ремёсел и различных промыслов; с распространением товарно-денежных отношений и связанного с ними оброка часть ремесленных изделий шла на продажу. Местами рыночной торговли обычно становились пространства возле феодальных замков или площади в крупных Д. Некоторые Д. с крупными рынками привлекали ремесленников на постоянное поселение и являлись зародышем новых городов.

  Возникновение Д. на Руси связано с развитием земледелия, с переходом от подсечного земледелия к двух- и трёхпольной системе. Первые Д., обычно в 2—3 двора, складывались как постоянные поселения в лесной и лесостепной полосе, с преимущественным распространением паровой системы земледелия. Процесс территориального распространения Д., особенно на Ю.-В.(юго-восток), был приостановлен в 13 в. в результате монголо-татарского нашествия. Однако это же нашествие привело к тому, что в Северной и Северо-Западной Руси — там, где монголо-татары не сумели установить свою власть, возникло много новых Д., основанных беженцами из центральных районов. Дальнейшее развитие Д. связано с восстановлением хозяйства в северо-русских княжествах во 2-й половине 13 — начале 14 вв.(века) В 70—80-х гг. 14 в. Д. уже фигурирует в источниках как основная форма поселения Северо-Восточной Руси. Одни Д. возникали на местах уничтоженных поселений (пустошах); другие, устояв в период нашествия, росли благодаря притоку населения, увеличению числа дворов, расширению и усложнению хозяйственных комплексов; третьи — ставились «внове» в осваиваемых районах. В 13—15 вв.(века) этот процесс осуществлялся в основном русскими крестьянами-общинниками, независимыми от феодальных собственников. В дальнейшем, по мере вовлечения значительных масс общинного крестьянства в сферу феодальной зависимости, сами феодалы помогали развитию Д.: предоставляли крестьянам долгосрочные льготы, ссуды, «подмоги». Особенно активно насаждали новые и расширяли старые Д. монастыри, а также крупное боярство. Позднее, вплоть до 17—18 вв.(века), Д. возникали главным образом как поселения, где крестьяне находились в оброчных отношениях либо с феодальным государством, либо с феодальными собственниками.

  Если в 14—16 вв.(века) при преобладании натурального хозяйства и слабых рыночных связях Д. состояли по большей части из нескольких дворов, то с 16 в. усиливается тенденция к укрупнению русской Д. Это было связано с процессом вовлечения русских Д. в сферу товарно-денежных отношений, приближением Д. к рынку, стремлением феодалов лучше организовать и интенсифицировать своё хозяйство. Именно с 16 в. доходят сведения о появлении Д. в 10—15 дворов. В 17 в. процесс укрупнения Д. продолжается, особенно в районах, примыкавших к крупным русским городам. Вокруг Москвы, Нижнего Новгорода, Владимира, Мурома и др. городов появляются Д., насчитывающие несколько десятков дворов. Почти все они «сидят» на денежном оброке. Одновременно продолжается и процесс возникновения новых Д. Они сразу «ставились» в 5—7 дворов и в дальнейшем расширялись благодаря притоку населения извне и дроблению семей.

  Для крупных Д. 17 в. примечательно усложнение хозяйства, расширение в них наряду с земледелием ремесленного производства. Крестьяне многих оброчных деревень занимались отхожими промыслами, вели предпринимательскую деятельность, осуществляли арендные операции. Постепенно, начиная с 17 в., исчезали различия между крупными Д. и сёлами. Некоторые крупные Д., находившиеся в выгодных хозяйственных условиях, обгоняли в своём развитии старые сёла. В 18—19 вв.(века) русская Д. всё более испытывает на себе перемены, присущие периоду разложения феодально-крепостного строя и складывания капиталистических отношений.

  Древнейшим типом пространственной организации русской Д. является «кучевой» («гнездовой») план, при котором строения расположены беспорядочно, отдельными группами, нередко на значительном расстоянии друг от друга. Эти группы образовывались главным образом в результате разрастания большесемейной «однодворной деревни» (крестьянская усадьба с избой и хозяйственными постройками, обнесённая изгородью). В лесной зоне складывались также Д. с «рядовым» («линейным») планом, при котором сплошная застройка «двор ко двору» вытянута в одну линию (в старых «линейных» Д. встречается несколько рядов — так называемых порядков); лицевые стороны всех домов были обращены на «красную сторону», т. е. к солнцу, или ориентированы к реке, озеру, оврагу. В северных Д., расположенных на берегах рек, избы лицевой стороной были обращены в сторону, противоположную реке, а за избами на отлогом берегу размещались огороды. С развитием торговли крестьянские дворы выстраивались вдоль проезжих дорог, лицом к ним, иногда двумя-тремя параллельными рядами-порядками. Реже встречались Д. так называемого «кругового» плана, при котором постройки располагались вокруг какого-либо центра: выгона, озера, церкви, базарной площади. «Радиальные» («лучевые») планы (несколько улиц, расходящихся от общего центра — базарной площади, церкви) образовывались на основе «круговых» (а возможно, и «кучевых»). Они были характерны для крупных селений лесной и лесостепной зоны, возникавших в 15—17 вв.(века) на южной окраине Московского государства вокруг укреплённых пунктов. В 18—19 вв.(века) радиальные планы возникают у торговых сёл средней полосы. С 18 в. планировку Д. начинают регламентировать власти. Однако практическое осуществление правительственных мер в этой области начинается главным образом лишь с 19 в., когда предписывалась застройка улицами (закон 1817 предписывал также выделение мест для площади с церковью и общественными зданиями). Постепенно Д., развивавшиеся, как правило, вдоль реки или дороги, получали «уличную» планировку (в основном к середине 19 в.), с расположением домов по одну сторону улицы (Д.-«односторонка»; на противоположной стороне в таких Д. нередко располагались некоторые хозяйственные постройки) или по обе стороны (Д.-«двухсторонка»). Наряду с Д., перестроенными по планам, вплоть до 20 в. сохраняются Д. традиционного типа («кучевые», «линейные» и др.), а также большие селения, в которых сочетаются различные виды плана. Прежнее единообразие типов жилых и хозяйственных построек начало исчезать к этому времени по мере классового расслоения Д.

  В странах Западной Европы, где система крепостного права не получила широкого развития, освобождение крестьян от некоторых форм феодальной зависимости началось уже в 12—13 вв.(века) В отличие от этого, в странах Европы, к В. от Эльбы, развитие товарно-денежных отношений сопровождалось в 16—17 вв.(века) прикреплением крестьян к земле и усилением их эксплуатации со стороны помещиков, втягивавшихся в торговлю с.-х.(сельскохозяйственный) продуктами. Уничтожение феодальной зависимости крестьянства, являвшееся результатом развития капиталистических отношений, а также непрекращающейся классовой борьбы, сопровождалось в некоторых странах обезземеливанием крестьян. Интенсивно этот процесс шёл в 17 в. в Англии, где он проявился в форме так называемого огораживания общинных земель, превращения крестьянских пашен в пастбища для овец. Напротив, в тех странах Европы, где феодально-зависимые крестьяне уже сравнительно давно были переведены на денежный оброк и создали личное хозяйство, в Д. стало преобладать мелкое землевладение, часто (например, в странах Северной Европы — Дании и др.) — хуторского типа. Развитие капитализма в сельском хозяйстве шло особенно быстро в США, где феодально зависимой Д. не было вообще и где заселение и освоение земель европейскими колонистами шло сразу же путём возникновения мелких сельских поселений, а часто и отдельных ферм (см. Фермерское хозяйство).

  В восточной части Германии (Пруссии) и большинстве стран Восточной Европы преобладал так называемый прусский путь эволюции Д., характеризующийся перерастанием феодально-помещичьего хозяйства в крупное юнкерское капиталистическое хозяйство, в котором использовался труд обезземеленных, разорившихся крестьян. Д. имели здесь, как правило, более крупные размеры, чем в странах Западной Европы.

  Развитие капитализма в Д. характеризуется тем, что натуральное хозяйство уступало место товарно-денежному хозяйству, направленному на торговлю с растущим городом. Интенсификация этого хозяйства шла путём его укрупнения, перехода к специализации, к монокультурам, в том числе к техническим культурам, обеспечивавшим сырьём городскую промышленность за счёт улучшения полеводства и животноводства и постепенной механизации труда. Начавшие развиваться ещё в феодальную эпоху домашние промыслы теперь также ориентировались на рынок и уступали место деревенской мануфактуре.

  Усиливалось классовое расслоение Д., в ней выделялась прослойка зажиточных крестьян, ведших на скупленной или арендуемой земле крупное хозяйство с применением наёмного труда; выделялись и группы деревенских купцов и предпринимателей, специализировавшихся на организации деревенской мануфактуры, на посреднических операциях между Д. и городом. Мелкие землевладельцы не выдерживали конкуренции с крупными, деревенские ремесленники — с городской промышленностью. В связи с этим в Д. увеличивалось число разорившихся крестьян — сельских пролетариев, обострялись явления так называемого относительного аграрного перенаселения, лишь отчасти смягчавшиеся развитием сезонного отходничества. В большинстве капиталистических стран Европы это относительное перенаселение Д. обусловливало массовую миграцию крестьян в города, что приводило к сокращению числа жителей Д. Особые связи возникали между Д. и городами в случае их территориальной близости; многие жители таких Д. полностью или частично порывали с сельским хозяйством, оставаясь жить в Д. Такие Д., характерные для ряда промышленных районов России и Украины (Донбасса и др.), постепенно изменяли и свой внешний вид, превращаясь в рабочие посёлки с домами и улицами полугородского типа.

  С развитием капитализма города закрепляли и усиливали своё политическое и экономическое господство над Д., эксплуатируя её путём ростовщических кредитов, установления повышенных монопольных цен на промышленные товары и пониженных цен на с.-х.(сельскохозяйственный) продукты и сырьё. Д. всё более отставала от города по уровню развития материально-технической базы производства; значительное отставание было и по уровню культурного развития (в частности — образования) и бытовым условиям жизни населения Д. Всё это способствовало сохранению там сильного влияния церкви, стойкости патриархальных традиций, живучести различных суеверий и предрассудков. «... Преобладание города над деревней (и в экономическом, и в политическом, и в интеллектуальном, и во всех других отношениях) составляет общее и неизбежное явление всех стран с товарным производством и капитализмом...» (Ленин В. И., Полное собрание соч.(сочинение), 5 изд., т. 2, с. 223—24).

  В русской Д. развитие капитализма шло в основном по так называемому прусскому пути. Крестьянская реформа 1861 привела к тому, что у крестьян была отрезана значительная часть их земель в пользу помещиков, введены тяжёлые выкупные платежи (см. Выкупная операция) за оставшуюся у них землю, сохранены некоторые полукрепостные повинности. Хозяйство пореформенной русской Д. отличалось примитивной техникой, низкой урожайностью зерновых культур, малой продуктивностью животноводства. В конце 19 в. свыше 10 млн. крестьянских хозяйств имели примерно столько же земли, сколько 30 тыс. помещичьих хозяйств. Голод и нищета были уделом значительной части населения дореволюционной Д. в России. Почти поголовная неграмотность, неблагоустроенность жилищ, антисанитарные условия жизни приводили к частым вспышкам эпидемий и высокой детской смертности. «Крестьянин, — писал В. И. Ленин в 1901, — был доведен до нищенского уровня жизни: он помещался вместе со скотиной, одевался в рубище, кормился лебедой... Крестьяне голодали хронически и десятками тысяч умирали от голода и эпидемий во время неурожаев, которые возвращались все чаще и чаще» (там же, т. 4, с. 431).

  Сохранение общинной формы землевладения, круговая порука по платежам и т.п. тормозили развитие капиталистических отношений в Д., но не могли его остановить. События первой русской Революции 1905—07 и Столыпинская аграрная реформа 1906, главная цель которой сводилась к ломке общинного землепользования в интересах зажиточного меньшинства Д. — кулачества, к насаждению хуторов и отрубов, ускорили развитие капитализма в Д. С 1906 по 1915 из общин выделилось свыше 2 млн. крестьянских хозяйств. Развитие капитализма в русской Д. шло не только «вглубь», но и «вширь», что проявлялось в росте переселенчества. Оно, в свою очередь, сопровождалось так называемым обратничеством, т. е. возвращением на старые места жительства окончательно разорившихся крестьян, и не могло разрешить кризиса в русской Д. Первая мировая война 1914—18 принесла новые огромные лишения Д., обогатив в то же время кулаков. В Д. шёл быстрый процесс классового расслоения крестьянства. К 1917 в ней насчитывалось 65% бедняцких хозяйств, 20% середняцких и 15% кулацких; свыше трети всех хозяйств были безлошадными, 15% не имели своих посевов. Поэтому трудовое крестьянство в силу своего экономического положения стало активным союзником рабочего класса в его борьбе за свержение царизма, власти помещиков и капиталистов, за социализм.

  Господство города над Д. особенно возросло в эпоху империализма, когда финансовый капитал через банковские ссуды распространяет свою власть над Д., контролируя значительную часть земельной собственности и торгового оборота и обирая Д. путём высоких долговых процентов. Вместе с тем капиталистический город заинтересован в Д. как источнике пищевых продуктов и сырья, а также резерве рабочей силы для растущей индустрии, поэтому он оказывает влияние на её развитие, поддерживая, например, земельные реформы, способствующие дальнейшему росту капитализма в Д. «Город, — писал В. И. Ленин, — неизбежно ведет за собой деревню. Деревня неизбежно идет за городом. Вопрос только в том, какой класс, из “городских” классов, сумеет вести за собой деревню, осилит эту задачу и какие формы это руководство города примет» (там же, т. 40, с. 5).

  В сельском хозяйстве современных капиталистических стран идёт процесс концентрации земель и капитала. Крупные монополии захватывают господствующие позиции в с.-х.(сельскохозяйственный) производстве. Мелкие и средние крестьяне и фермеры, не выдерживая конкуренции с крупными с.-х.(сельскохозяйственный) монополиями, разоряются. В США за время с 1950 по 1967 разорилось и лишилось земли 2,24 млн. мелких и средних фермеров (т. е. свыше 41% от общего числа фермерских хозяйств), в то же время процент крупных капиталистических ферм (со стоимостью реализованной продукции в 10 и более тыс. долларов) соответственно увеличился с 9% до 32%. В документе «Задачи борьбы против империализма на современном этапе и единство действий коммунистических и рабочих партий, всех антиимпериалистических сил», принятом на международном Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве 17 июня 1969, указывается, что: «Господство финансового капитала, осуществление монополистическим государством “сельскохозяйственных программ” ведет к разорению все большей части мелкого и среднего крестьянства. В последнее время оно оказывает растущее сопротивление этим мероприятиям, поднимается на массовые выступления, пользующиеся поддержкой городских трудящихся. Укрепление союза рабочих и крестьян — одно из основных условий успеха борьбы против монополий и их власти» (Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969, с. 307).

  В развитых капиталистических странах научно-техническая революция 20 в. привела к быстрому росту производительности труда в сельском хозяйстве, к установлению более гибких и разнообразных форм связей между Д. и городом, между с.-х.(сельскохозяйственный) производителями и торгово-промышленными предприятиями. В социальной структуре Д. таких стран, помимо населения, занятого в с.-х.(сельскохозяйственный) производстве, всё более значительное место занимают рабочие и служащие, работающие не непосредственно в сельском хозяйстве, а на предприятиях, входящих в аграрно-промышленный комплекс. Несмотря на некоторое сближение уровня жизни города и Д. в развитых капиталистических странах по заработной плате, культурному обслуживанию и др. показателям, Д. ещё значительно отстаёт от города.

  Своеобразным путём шла эволюция Д. в колониальных и зависимых странах Азии, Латинской Америки и особенно Африки, значительная часть народов которых до проникновения туда европейских колонизаторов находилась лишь на начальной стадии становления классового общества. Различные иностранные торговые компании эксплуатировали Д. в этих странах, способствовали развитию в ней товарно-денежных отношений; колониальные власти узаконивали частную собственность на землю и отходничество, ускоряя тем самым разложение сельской общины и развитие капитализма. В ряде таких стран значительная часть земли оказалась в руках колонизаторов или иностранных предпринимателей, которые развивали крупное плантационное хозяйство, используя наёмный, а нередко и полупринудительный труд местного населения (английские плантации в странах Африки, американские фруктовые компании в Латинской Америке и т.п.). В таких странах борьба крестьян за землю непосредственно сливалась с борьбой против империализма и колониализма, за национальную независимость.

  После 2-й мировой войны 1939—45 в странах, где к власти пришли прогрессивные круги национальной буржуазии, под давлением народных масс проведены некоторые аграрные реформы, несколько улучшившие положение безземельных и малоземельных крестьян; в то же время в ряде случаев они ускорили процесс развития капитализма и социальное расслоение Д. Трудности социально-экономического развития этих стран связаны, в частности, и с резко ускорившимся в последние два десятилетия ростом численности их населения, что проявляется в усилении явлений относительного аграрного перенаселения, в «выталкивании» крестьян из Д. в город.

  Внешний вид Д. во многих глубинных районах развивающихся стран за несколько столетий мало изменился; в Д. по-прежнему царит нищета, почти нет школ и больниц, люди ютятся в убогих примитивных хижинах. Значительную роль в некоторых районах продолжает играть охота и собирательство, а также др. малопродуктивные формы хозяйства. Советский Союз, как и другие страны социалистического содружества, расширяют дружественные связи с развивающимися странами, оказывая им всемерную и бескорыстную помощь в их борьбе за национальную независимость, развитие экономики и культуры.

  Д. в СССР и др. социалистических странах. Великая Октябрьская социалистическая революция в России уничтожила власть помещиков и капиталистов, заложила основы для развития Д. по новому, социалистическому пути и устранения противоположности между городом и Д. Первым важным шагом в этом направлении явилась национализация земли (Декрет о земле, ноябрь 1917) и ликвидация класса помещиков-землевладельцев. Крестьяне получили безвозмездно свыше 150 млн. га бывших помещичьих и удельных земель, которые распределялись главным образом между малоземельными и безземельными крестьянами. При конфискации и распределении помещичьих земель обострилась классовая борьба между беднотой и кулачеством. Рабочий класс направил в Д. своих представителей для реализации аграрной программы, организации дер