Синтаксис (грамматич.)
 
а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я
 

Синтаксис (грамматич.)

Синтаксис, раздел грамматики, изучающий внутреннюю структуру и общие свойства предложения. Основоположником С. принято считать греческого грамматика А. Дискола (2 в.). В ходе развития лингвистической мысли содержание и удельный вес С. в описании языка менялись. В ранней лингвистической традиции под С. подразумевалось учение о предложении и его частях. Анализ предложения осуществлялся во всеобщих понятиях логики (учение о членах предложения). Категории С., в отличие от морфологических форм, считались универсальными. С., т. о., изучал содержащиеся в предложении мысли, т. е. смысловую сторону речи, и противопоставлялся фонетике и морфологии, изучающим сторону выражения. Позднее эта линия развития привела к пониманию С. как раздела грамматики, в котором явления языка рассматриваются в направлении от значения (функции) к форме (И. О. Есперсен). Поскольку предметом С. считалось актуальное содержание предложения, С. иногда отождествлялся с методом синхронного (см. Синхрония) анализа и противопоставлялся диахроническому (см. Диахрония) подходу к языку (А. А. Потебня). Во 2-й половине 19 в. в связи с пробуждением интереса к национальной специфике языков и переносом центра тяжести на морфологию С. стал определяться как учение о функциях в предложении классов слов или частей речи. С. частей речи был продолжением морфологии. За его пределами, однако, оставались все явления, характеризующие предложение как целостную единицу. Они рассматривались как своего рода приложение к С. частей речи, органически с ним не связанное. Стремясь преодолеть непоследовательность в членении грамматики, нем.(немецкий) учёный И. Рис определял С. как учение о сочетаниях слов, описываемых со стороны формы и содержания. Рис противопоставлял С. учению о слове. Направление, начатое Рисом, было продолжено В. Матезиусом, определившим С. как учение о средствах и способах комбинации номинативных единиц (см. Номинация). В этом же духе представляли себе предмет С. и многие другие лингвистические школы 1-й половины 20 в. Так, сторонники формальной и структурной грамматики понимают С. как учение о сочетательных (комбинаторных, валентностных, реляционных) способностях слова — синтагматический С. Дескриптивисты (см. Дескриптивная лингвистика) видели задачу С. в изучении аранжировки слов (или морфем) в высказывании — дистрибутивный С. Представители логических и психологических направлений в грамматике (шире — сторонники содержательного подхода к языку) разрабатывают С. как учение о предложении (высказывании). Невозможность ни исключить из описания языка один из этих двух аспектов, ни привести их к общему знаменателю имела своим следствием помещение в С. двух самостоятельных, внутренне не объединённых разделов: учения о сочетательных потенциях слова и учения о предложении. С. трактуется как «учение о слове в предложении и о предложении в целом» (И. И. Мещанинов). Различие между этими частями С. обнаруживает себя через оппозицию двух видов изучаемых в них единиц: словосочетания номинативной единицы, функционально эквивалентной слову, и предложения — предикативной, коммуникативной единицы.

загрузка...

  В синтагматической С. описываются типы синтаксических отношений. Принято различать сочинительные (см. Сочинение) и подчинительные (см. Подчинение) связи между словами и частями сложного предложения. Подчинение имеет две основные разновидности: атрибутивные отношения, часто выражаемые формами согласования (ср. «большое окно»), и комплетивные отношения, обычно реализуемые в формах управления (ср. «открыть окно»). Показателями синтаксических отношений могут быть аффиксы, предлоги, послелоги, флексия, предложно-падежные формы, союзы, порядок слов, примыкание и пр. Присутствие в предложении названных элементов обеспечивает переход от линейной последовательности слов к «дереву зависимостей» (т. е. системе смысловых связей), представляющему собой синтаксическую модель предложения. Показатели синтаксических связей бывают двух типов: формально-синтаксические и семантико-синтаксические. Первые лишены семантического содержания; они указывают лишь на то, с каким элементом предложения следует связать данное слово (согласование, примыкание); вторые значимы. Они сигнализируют о функциях, выполняемых в ситуации объектами, обозначенными соответствующими словами (ср. «Мать любит сына» и «Сын любит мать»).

  В ведение этого раздела С. вошло изучение принципов построения сверхфразовых единств и, шире, связного текста. В С. предложения рассматриваются: типы предикативных отношений, соединяющих главные члены предложения— подлежащее и сказуемое, а также общие свойства предложения — модальность, синтаксическое время, коммуникативная цель предложения и пр. В эту часть С. входит также учение о членах предложения. Применительно к языкам, в которых подлежащее и сказуемое не всегда совпадают с темой и ремой (логическим субъектом и предикатом), в С. предложения выделяется раздел, посвященный способам выражения актуального членения предложения, в том числе порядку слов. Удельный вес С. в разных по своему характеру грамматиках неодинаков. С. то составляет дополнение к морфологии (С. частей речи), то занимает в грамматике центральное место, причём морфология определяется как техника для С. (Н. Я. Марр). Особенно велико место С. в т. н. «порождающих грамматиках» (см. Грамматика формальная), теория которых разрабатывается с конца 50-х гг. 20 в. В этой концепции, положившей в основу грамматических исследований семантику, задачей С. считается разработка правил порождения (деривации) предложений из их «глубинных структур», т. е. структур, приближающихся к семантической репрезентации предложения. Большое внимание уделяется значению синтаксических категорий, проблемам синонимических преобразований предложений, их семантической интерпретации и логическим характеристикам, исследованию свойств речевых высказываний в их связи с ситуацией коммуникации.

 

  Лит.: Шахматов А. А., Синтаксис русского языка, 2 изд., М.— Л.,1941; Мещанинов И. И., Члены предложения и части речи, М.—Л., 1945; Грамматика русского языка, т. 2, М., 1954; Пешковский А. М., Русский синтаксис в научном освещении, М., 1956; Потебня А. А., Из записок по русской грамматике, т. 1—2, М., 1958; Виноградов В. В., Изистории изучения русского синтаксиса, М., 1958; его же, Исследования по русской грамматике, М., 1975; Есперсен О., Философия грамматики, пер.(перевод) с англ.(английский), М., 1958; Хомский Н., Синтаксические структуры, пер.(перевод) с англ.(английский), в кн.: Новое в лингвистике, в. 2, М., 1962; Грамматика современного русского литературного языка, М., 1970; Панфилов В. 3., Взаимоотношение языка и мышления, М., 1971; Общее языкознание. Внутренняя структура языка, М., 1972; Падучева Е. В., О семантике синтаксиса, М., 1974; Delbrück В., Vergleichende Syntax der indogermanischen Sprachen, t. 1—3, Strass., 1893—1900; Ries J., Was ist Syntax?, Prag, 1927; Tesniere L., Elements de syntaxe structurale, P., 1959.

  Н. Д. Арутюнова.