Петрашевцы
 
а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я
 

Петрашевцы

Петрашевцы, общество петрашевцев, кружок петрашевцев, группа молодёжи, собиравшаяся во 2-й половине 40-х гг. 19 в. в Петербурге у М. В. Петрашевского; утопические социалисты и демократы, стремившиеся к переустройству самодержавной и крепостнической России. П. стояли в самом начале процесса формирования революционного демократического лагеря, идеологами которого в то время были В. Г. Белинский и А. И. Герцен; с П. начинается, по словам В. И. Ленина, история социалистической интеллигенции в России (см. Полн. собр. соч.(сочинение), 5 изд., т. 7, с. 438, прим.(примечание)).

загрузка...

  Собрания у Петрашевского начались в 1844, с осени 1845 — стали еженедельными («пятницы»). Их посещали чиновники, учителя, писатели, художники, студенты, офицеры (Д. Д. Ахшарумов, А. П. Баласогло, В. А. Головинский, И. П. Григорьев, И. М. и К. М. Дебу, М. М. и Ф. М. Достоевские, С. Ф. Дуров, А. И. Европеус, Н. С. Кашкин, Ф. Н. Львов, В. Н. Майков, А. П. Милюков, В. А. Милютин, Н. А. Момбелли, А. И. Пальм, А. Н. Плещеев, М. Е. Салтыков, Н. А. Спешнев, Ф. Г. Толь, П. Н. Филиппов, А. В. Ханыков, И. Л. Ястржембский и др.). Социальный состав и идеология П. отражали особенности переходного периода русского освободительного движения, когда в условиях обострения кризиса крепостничества дворянская революционность уступала место разночинской. П. не имели оформленной организации и разработанной программы. Первоначально задачи кружка ограничивались самообразованием, знакомством с теориями материализма и утопического социализма. Обширная библиотека запрещенной литературы, собранная Петрашевским, привлекала П. Особенным успехом пользовались сочинения Ш. Фурье и Л. Фейербаха. Первой попыткой пропаганды идей демократизма и утопического социализма в широких кругах стало издание Карманного словаря иностранных слов (в. 1—2, 1845—46), предпринятое Петрашевским при участии В. Н. Майкова, Р. Р. Штрандмана и др. В 1848—49 под влиянием Революции 1848 во Франции и обострения внутреннего положения в России в среде П. начали созревать революционные настроения. Наряду с теоретическими проблемами (атеистические доклады Спешнева и Толя, лекции Ястржембского по политической экономии и др.) на «пятницах» стали обсуждаться политические вопросы. На собраниях в более узком составе (в кабинете Петрашевского, на квартирах братьев Дебу, Кашкина, Дурова) П. определяли своё отношение к ожидаемой крестьянской революции. Осенью 1848 Петрашевский и Спешнев пытались разработать план руководства крестьянским восстанием, которое должно было начаться в Сибири, оттуда — перекинуться в районы с давними традициями народных движений (Урал, Волга, Дон) и закончиться свержением царя. В деабре 1848 — января 1849 на «совещаниях пяти» (Петрашевский, Спешнев, Момбелли, Львов, К. Дебу) обсуждался вопрос о создании тайного общества, о его программе и тактике. Выявились разногласия по поводу ближайших целей общества между сторонниками подготовительной пропагандистской работы и Спешневым, стоявшим за немедленное восстание. Мысль о необходимости нелегальной организации разделялась многими П. Поднимался вопрос о создании пропагандистских произведений для народа, критикующих социально-политический строй России. С этой целью Милюков написал переложение из «Слов верующего» Ф. Ламенне, обличающее духовенство, Григорьев — «Солдатскую беседу» о бесправном положении солдат, Филиппов — «Десять заповедей» о положении крепостного крестьянства. Спешнев и Филиппов готовили оборудование для подпольной типографии. К печати предназначалось и «Письмо Белинского к Гоголю», впервые прочитанное публично в кружке П. на торжественном обеде в честь Фурье, устроенном 7 апреля 1849. П. провозгласили себя борцами за социалистическое общество, подчёркивая необходимость для России соединения социалистической пропаганды с борьбой против самодержавия.

  По доносу провокатора П. были арестованы 23 апреля 1849. Из 123 чел., привлечённых к следствию, 22 были судимы военным судом, 21 из них приговорён к расстрелу. После обряда приготовления к смертной казни 22 декабря 1849 на Семёновском плацу в Петербурге, по конфирмации Николая I, П. были сосланы на разные сроки на каторжные работы, в арестантские роты и рядовыми в линейные войска. В 1856 П. были амнистированы и к началу 60-х гг. все (кроме Петрашевского) восстановлены в гражданских правах. Некоторые П. вернулись к общественной борьбе: стали публицистами сибирских газет (Петрашевский, Спешнев, Львов), отстаивали интересы крестьян при проведении Крестьянской реформы 1861 (Европеус, Кашкин, Спешнев, Головинский), работали в области педагогики (Толь).

  Общие предпосылки мировоззрения П. (утопический социализм, демократизм, просветительство) не исключали сложности, пестроты и противоречивости их философских, социально-политических и литературных исканий. В области философии многие П. испытали влияние Белинского и Герцена, некоторые из них стали материалистами и атеистами. Экономические требования П. не выходили за рамки задач буржуазного развития России. Выступая за промышленное развитие и ликвидацию крепостного права, П. расходились в определении условий и методов освобождения крестьян. Основному революционному ядру П., связывавшему будущее страны с развитием крестьянского хозяйства (Петрашевский, Спешнев, Ханыков, Момбелли и др.), противостояли либеральные попутчики (Н. Я. Данилевский, А. П. Беклемишев и др.), ориентировавшиеся на развитие помещичьего хозяйства. Наиболее радикальными были взгляды Спешнева, считавшего себя коммунистом и требовавшего национализации земли и важнейших отраслей промышленности. Выступая с критикой западноевропейского капитализма, П. признавали его относительную прогрессивность и видели в нём «преддверие» социализма. Вслед за Фурье, П. считали, что социалистический строй соответствует природе человека, но в отличие от западноевропейских утопических социалистов надеялись достичь его революционным путём. Большинство П. не разделяли теории некапиталистического развития, выдвинутой Герценом, и только некоторые (Ханыков, Головинский и др.) придавали особое значение крестьянской общине. Социализм П. сливался с демократизмом, был идейной оболочкой их антикрепостнической борьбы. П. понимали, что коренная перестройка общественных отношений в России невозможна без политических преобразований. Они мечтали о республике или, как минимум,— о конституционной монархии. В отличие от декабристов, П. считали народ главной силой революции.

  Идеи П. отразились в поэтическом творчестве Плещеева, Пальма, Ахшарумова, Дурова, в ранней прозе Достоевского («Бедные люди» и др.), первых повестях Салтыкова («Противоречия» и др.), журнальных статьях В. Н. Майкова и В. А. Милютина. Влияние идей П. коснулось молодого Л. Н. Толстого, А. А. Григорьева, А. Н. Майкова.

  Источн.: Петрашевцы. Сб. материалов, т. 1—3, М.— Л., 1926—28; Дело петрашевцев, т. 1—3, М.— Л., 1937—51; Философские и общественно-политические произведения петрашевцев, М., 1953; Поэты-петрашевцы, 2 изд., Л., 1957.

  Лит.: Семевский В. И., М. В. Буташевич-Петрашевский и петрашевцы, М., 1922; Нифонтов А. С., Россия в 1848 г., М., 1949; Федосов И. А., Революционное движение в России во второй четверти XIX в., М., 1958; История русской экономической мысли, т. 1, ч. 2, М., 1958; Лейкина-Свирская В. Ф., Петрашевцы, М., 1965; Усакина Т. И., Петрашевцы и литературно-общественное движение сороковых годов XIX в., [Саратов], 1965; История философии в СССР, т. 2, М., 1968.

  В. Ф. Лейкина-Свирская, Е. М. Филатова.